Cудебная психолого-лингвистическая экспертная оценка оскорбительности словесных выражений

25 июля 2019 10:31 5414 Общество imageНевские Новости &nbsp/&nbsp Коллаж

Законодательство об оскорблениях в России должно стать лояльнее к простым людям, эмоционально выражающимся в бытовых ситуациях. Такое мнение в интервью Федеральному агентству новостей выразил лингвист Анатолий Баранов

Доктор филологических наук, профессор Института русского языка РАН, написавший известный учебник по лингвистической экспертизе текста, рассказал ФАН, как эксперты находят в текстах признаки оскорбления личности и представителей власти, чем отличается «дурак» от «дуралея» и в каких случаях можно материться.   

imageФедеральное агентство новостей &nbsp/&nbspАнна Клименко

«Не вижу возможности оскорбить власть»

— Анатолий Николаевич, относительно недавно к списку статей, посвященных оскорблениям личности, добавился новый закон — об оскорблении госсимволов: Федеральный закон о внесении изменений в КоАП от 18.03.2019 № 28-ФЗ. С точки зрения анализа текстов, у лингвистов-экспертов появились новые задачи? Или механика процесса везде одна и та же независимо от объекта, который оскорбляют, будь то просто личность или представитель власти? 

— Да, конечно, методики используются одни и те же. Но именно по этой статье — об оскорблении госсимволов — я отказываюсь писать экспертизы. 

— Почему отказываетесь?

— Эта статья относится к органам, осуществляющим государственную власть в Российской Федерации. Но простите, власть — это же не физическое лицо! А оскорбление в первую очередь адресовано конкретному лицу, человеку. Власть не является человеком. 

— Как раз недавно в администрации президента призвали МВД отказаться от практики использования этого закона для защиты чиновников…

— Это в принципе абсолютно неправильная статья, которая еще сделает много плохого. Каким образом можно оскорбить власть? Можно оскорбить конкретного чиновника, так пусть идет в суд и судится по поводу оскорбления его лично. А почему он считает, что оскорбление его как прокурора или судьи — это оскорбление всей системы власти? С каких пор отдельный человек отождествляется со всей властью? 

— Но если ваши коллеги разделяют вашу позицию, то получается, что проводить экспертизы в отношении нарушений этого закона желающих нет?  

— Я лично отказываюсь писать по этой статье, но я знаю, что многие эксперты пишут. Ну если бы мне, например, в приказном порядке сказали: «Напиши экспертизу по этой статье! Вот смотри, есть речевой акт с неприличной лексикой в отношении прокурора». Я бы написал, что да, есть неприличная форма выражения, относится к конкретному лицу. А относится ли к власти — пусть решает следствие, суд, это их компетенция, их право. Это не ответственность лингвиста — я не вижу возможности оскорбить власть как таковую. 

Федеральное агентство новостей &nbsp/&nbspСтепан Яцко

Есть ли точные методы для гуманитариев

— А как вы определите сам факт неприличной формы выражения по отношению к конкретному человеку? Насколько эта процедура регламентирована? На мой взгляд, здесь имеет место доля субъективной оценки… 

— В лингвистике есть целый ряд инструментов, которые позволяют определить приличность или неприличность формы выражения, передачи смысла. Есть даже методика по оскорблению, выпущенная Центром экспертиз при Минюсте (Федеральный центр экспертиз при министерстве юстиции РФ. — Прим. ФАН), но она мне представляется не вполне применимой. И, вообще говоря, представление о том, что без методики эксперт работать не может, справедливо по отношению к криминалистическим экспертизам, которые связаны с анализом химического состава веществ, баллистических характеристик движения пули, с медицинской экспертизой.

— Вы говорите в целом о точных науках, правильно?

— Да. В этих случаях без методик действовать невозможно. Что касается так называемых социокультурных экспертиз, которые относятся к гуманитарной сфере знаний, то там чрезмерный упор на методики бессмысленен, потому что невозможно все предусмотреть. В этом случае эксперт должен ориентироваться не на методики, а на научные методы и на приемы исследования, которым его обучали, когда он получал базовое образование. 

— Значит доля субъективности в экспертизе текстов все-таки есть?

— Если человек владеет методами анализа, которым его обучали по базовой специальности, то в области лингвистики я могу сказать, что результаты будут совершенно объективны. 

Федеральное агентство новостей &nbsp/&nbspСтепан Яцко

— Какие это методы, например?

— Например, метод синонимических преобразований, который позволяет выявить то содержание анализируемого объекта, которое существенно с точки зрения поставленных вопросов. Это универсальный метод, который используют все лингвисты. Другое дело, что методы синонимических преобразований могут быть различны. Например,  вы можете использовать словари, словарные толкования — лингвист использует их для того, чтобы выявить те смыслы, которые наиболее существенны. Любой человек может посмотреть соответствующий словарь. Разумеется, словари могут быть несовершенны и так далее, но для этого эксперт и существует: он должен быть в состоянии провести собственный семантический анализ и определить, можно ли использовать эти словари для проведения исследования или нет. 

— И эти методы сегодня такие же, как и 20—30 лет назад? Ведь сейчас активно меняются каналы коммуникации, характер информации, в том числе публичной…

— Есть методы семантического анализа, которые уже давно используются в лингвистике, независимо от предмета анализа. Что вы анализируете — это важно, но в любом случае универсальные методы есть. Есть, конечно, новые методы, которые были разработаны только в конце 1960-х годов, например дискурс-анализ или теория речевых актов. Теория речевых актов — это довольно точный метод исследования, позволяющий выявить коммуникативную направленность высказывания, его коммуникативную цель, что очень важно по делам, которые связаны с анализом высказываний в диалогах по делам о взятках, вымогательстве и проч. Специалист-эксперт должен осознавать границы научных методов, их реальные возможности. В этом отношении методики, конечно, нужны. В частности нужна была бы — ее еще нет — внятная методика по оскорблению, где были бы четко описаны типы ситуаций — более официальные, менее официальные. Это все должно быть описано, и такая типология должна использоваться экспертом. К сожалению, пока такой типологии нет. 

— Ведутся ли какие-то работы по ее разработке?

— Нет, формально у нас же есть методика по оскорблениям, которую я уже упоминал. Ее рекомендует Минюст для использования экспертами, но вообще-то она ломает существующую практику проведения лингвистических экспертиз по данному классу дел, что вряд ли можно приветствовать.

Федеральное агентство новостей &nbsp/&nbspСтепан Яцко

О брани от профессоров и «идиотах» на суде

— А в случае с оскорблениями, на основании чего лингвист делает вывод о наличии или отсутствии нарушения? 

— В случае с оскорблениями речь идет о трех важнейших характеристиках. Первая — это отнесенность речевого акта, предположительно, передающего оскорбление, к конкретному лицу. Вторая — стилистические особенности или характеристики слова. Есть стиль высокий, есть стиль литературный, есть стиль обыденного общения, есть стиль сниженный, жаргон и так далее. Третья характеристика касается речевой ситуации, в которой слово было употреблено. Например, это может быть выступление лектора перед студентами или заседание суда, или приватный разговор собутыльников в процессе распития спиртных напитков на кухне. Легко заметить, что все указанные ситуации различны. Тем самым какое-нибудь обсценное слово, которое было употреблено одним собутыльником по отношению к другому, трудно рассматривать как неприличную форму, поскольку в соответствующей ситуации это стандарт общения. Люди, которые так общаются, очень часто используют обсценные слова. Это люди определенной социальной страты, да и не только: даже профессоры — я могу это сказать совершенно определенно (смеется) — даже профессоры на дружеской попойке могут употребить «нехорошее» слово. Интерпретировать его как неприличное по форме в такой ситуации невозможно, хотя оно, конечно, нецензурное. С другой стороны, есть литературное слово «идиот» или «дурак». И представьте себе, что в судебном заседании одна из сторон называет судью идиоткой или идиотом… 

— Думаю, это будет расцениваться как неприличное высказывание.

— Да. Хотя это слово литературного языка, оно есть во всех словарях, и даже не всегда указано, что оно используется как ругательство. И, тем не менее, в этой официальной ситуации оно, безусловно, будет неприличным по форме. Это вполне доступный метод анализа, не требующий сверхспособностей. Он, конечно, требует внимательности, требует знаний о том, какие ситуации бывают… 

— И в том числе нелингвистических знаний…

— Конечно. Тут есть что-то, что относится не к лингвистическим знаниям, а к знаниям о мире, присущим всем людям. Но это неизбежно. Когда, скажем, лингвист проверяет текст на наличие негативной, нейтральной или позитивной информации, он устанавливает тип оценки. Но оценочная составляющая не является чисто лингвистической. Это сфера этики, но у нас же нет судебных экспертов по этике. Все мы, если мы живем в социуме, являемся в какой-то мере экспертами по этике — по крайней мере, должны быть. Конечно, это нелингвистическое знание. 

— Правильно ли я понимаю, что в любом случае с помощью этих приемов и методов в совокупности эксперт-лингвист может ответить на все вопросы, которые перед ним стоят? 

— Есть, конечно, случаи сложные, когда окончательных выводов сделать нельзя. Но тогда эксперт и пишет, что по имеющимся методам анализа сделать однозначный вывод невозможно. Это, например, очень характерно для экспертиз по установлению авторства. Там сфера предположительности, приблизительности достаточно велика. И важно не то, что не всегда можно получить объективный результат; важно, чтобы в тех случаях, когда этого сделать нельзя, эксперт в явном виде это писал. А дальше уже решение — за следственными органами и судом. Экспертиза — это же не единственное доказательство, которое используется в судебном процессе. 

Федеральное агентство новостей &nbsp/&nbspСтепан Яцко

Точных правил нет

— Получается, что квалифицированный эксперт-лингвист, владеющий методологией, относительно хорошо понимает, когда, что и кому можно говорить и какие выражения подбирать. Но как разобраться в этом говорящим — тем, кого могут привлечь к ответственности по административной или даже уголовной статье? 

— Это проблема. Это проблема для общественной коммуникации. Вообще, я считаю, что должны быть четкие правила, чтобы люди, которые участвуют в общественных дискуссиях, понимали рамки использования языка, в которых говорящий находится в безопасности с точки зрения права. 

— А этих правил нет?

— А их сейчас в точности нет. Если постоянно нужно привлечение эксперта-лингвиста для того, чтобы определить, можно ли сказать так-то или нельзя, это конечно неправильно. Все мы постоянно участвуем в общественной коммуникации, и все участники должны четко понимать, как можно и как нельзя. К сожалению, законодательство сейчас устроено таким образом, что очень трудно человеку, который имеет, например, начальное или среднее образование, разобраться, как ему можно говорить, а как нельзя. Но незнание закона не освобождает от ответственности. Например, какой-нибудь пенсионер говорит председателю дачного кооператива: «Ой, да иди ты на …» И вот за «иди ты на …» его могут привлечь по оскорблению в рамках КОАП. Это, конечно, неправильно.

— Как же решать эту проблему? 

— Я не знаю, как должен быть устроен закон, но понятно, что он должен быть устроен так, чтобы эти случаи не подпадали под действие даже КоАПа. Либо должна быть такая правоприменительная практика, чтобы правоохранительные органы, суды к этим случаям относились терпимо. 

— Периодически в СМИ появляется информация о решениях судов на основе оставленных в социальных сетях комментариев, которые у многих вызывают вопросы. 

— Общение в Интернете — это вообще другая коммуникативная среда, и внутри нее есть разные коммуникативные ситуации. Есть разные социальные сети — есть «ВКонтакте», и есть Facebook, есть закрытые сообщества и открытые. В закрытых — много чего позволяется, в открытых модератор может налагать ограничения на форму выражения смысла и, в частности, убирать всю обсценную лексику, блокируя человека, который ее использует. Тут опять-таки надо смотреть каждый случай отдельно. Хотя, конечно, зона Интернета — это зона более открытая и менее формальная, чем устное или письменное общение, которое предусматривает определенные стилистические нормы. 

pixabay.com &nbsp/&nbsp

— И все-таки есть ли какие-то однозначные маркеры для вас, по которым вы сразу можете определить, что в таком-то случае речь идет о нарушении? И что, соответственно, субъектам коммуникации употреблять такие слова или формы следует осторожно? 

— Ну например, использование нецензурной лексики, мата по отношению к конкретным лицам в большинстве случаев является оскорбительным. Но очень важно, что речь идет об обращении к кому-то. Когда человек входит в автобус, роняет шапку и матерится — здесь нет оскорбления в смысле законодательства, потому что акт оскорбления всегда направлен на конкретное лицо. Конечно, существуют контексты, которые связаны с использованием обсценной лексики и это не является неприличным, мы уже говорили об этом, но таких ситуаций немного на самом деле.

— Вы упомянули, что в определенном контексте даже слово «дурак» может быть ругательным. А может ли меняться заключение лингвиста в зависимости от того, какая именно форма слова была использована или какое слово из ряда родственных? Например, «дурак», «дуралей», «дурашка»…

— Конечно, выводы могут быть разными, потому что «дурак» и «дуралей» — это разные по стилистическим особенностям и по семантике слова. С точки зрения правоприменительной практики, тут надо смотреть, но, конечно же, слово «дурак» более грубое, а «дуралей»  — это такая даже ласковая номинация, которую трудно рассматривать как оскорбление (улыбается). И «дурашка» — тоже.

Вернуться назад

Новости партнеров

Последствия морального унижения порой бывают тяжелее, чем при других формах жестокого обращения, включая физическое и сексуальное насилие. Дело в том, что словесные оскорбления так же могут причинить долгосрочный ущерб, от которого в результате возникают психические расстройства. В лучшем случае появляются нервозность, тревожность и тому подобное.

Что понимать под словом “оскорбление”

По определению психологов, вербальное оскорбление – это не единичный случай, а регулярные крики, нецензурная брань, обидные слова по отношению к другому. Злоупотребление происходит многократно, незаслуженно, зачастую неожиданно. Используемая лексика направлена на подрыв достоинства человека.

Жертвы словесных оскорблений обычно пытаются игнорировать обиду, разумно не реагируют на нее. Но такое пассивное поведение приводит к тому, что боль накапливается и становится проблемой. Это грозит огромным психологическим уроном глубоко внутри, хотя внешне, бывает, и не скажешь, что человек таит своих “тараканов”.

Приготовление пищи самому себе или наблюдение за процессом приводит к перееданию Насколько эффективны приложения для медитаций: что об этом говорят эксперты Netflix для обезьян: Ученые показывают видео о червях для приматов

Словесная обида прямиком направлена на то, чтобы задеть чьи-то чувства. В итоге можно нанести непоправимый вред и уверенности, и самооценке человека. В некоторых случаях у оскорбленного развивается такая же жестокость к окружающим.

О последствиях

Моральное унижение может иметь как краткосрочные, так и долгосрочные последствия.

В краткосрочной перспективе жертва может снова и снова прокручивать у себя в голове сложившуюся ситуацию, думать о своих уязвленных местах. Эта поглощенность мешает принимать здравые решения и делает человека зацикленным. Он или она может также страдать от недостатка энтузиазма и низкой самооценки.

В долгосрочной перспективе воздействие становится куда более серьезным – появляются психические расстройства.

В большинстве случаев у жертв развивается посттравматическое стрессовое расстройство. Его симптомы: страх, недоверие, навязчивые воспоминания, бессонница, ночные кошмары и чувство вины. Зачастую корень этих проблем лежит в детских травмах, которые только теперь дают о себе знать.

Не стоит выбрасывать кофейную гущу: интересные способы применения в быту Найденные в Британии вещи викингов признали сокровищами: как они выглядят Среди коллег Садальский выделил Георгия Милляра, которого считает гением

О симптомах

Беспокойство является распространенным эффектом словесного оскорбления. Когда уровень стресса зашкаливает, человек теряет способность справляться с ежедневными затруднениями. Они только усиливают нарастающие беспокойство и тревогу.

Депрессия тоже часто сопровождает состояние тревоги у жертвы. Это чревато занижением самооценки, потерей интереса к какой-либо работе и деградацией личности.

В тяжелых формах возникают мысли о самоубийстве. Если беспокойство и депрессия достигают крайней точки, когда за жизнь приходится бороться.

Но помимо этих неосязаемых проблем с психикой, физические последствия тоже имеют место. Некоторые из общих симптомов: проблемы с пищеварением, расстройства пищевого тракта, мигрени, хронические боли.

Как распознать морального насильника

Моральный абьюзер использует словесные оскорбления, чтобы манипулировать своей жертвой. Он может обвинять ее во всем, что идет не так, независимо от того, замешан этот человек или нет. Насильник подвергает оскорблениям все, что делает жертву счастливой, например, хобби или дружбу. Потому что самая жесткая обида обычно связана с тем, что дорого человеку.

Абьюзер необоснованно критикует достижения и тяжелую работу своей жертвы, старается упрекнуть и выставить на посмешище. В некоторых ситуациях человек и сам начинает изолировать себя от друзей и семьи из-за заниженной самооценки.

Среди ваших близких или знакомых тоже может быть кто-то, кто находится в эмоциональной опасности и не знает об этом. А если знает, то боится признать и попросить о помощи. Вы можете предотвратить серьезные последствия своей поддержкой и вниманием.

Данная статья написана на основе знаний и убеждений немецких психологов, но носит общий характер и никоим образом не может заменить индивидуальную консультацию с врачом. Берегите свое психическое здоровье.

09:00 04.05.2017 (обновлено: 16:31 26.05.2021) 27 апреля 2017, 23:06 “Эхо Москвы” приостановило сотрудничество с Веллером после скандала в эфире

И недавний информационный повод — истерика постоянного участника всевозможных теле- и радиошоу писателя Михаила Веллера. Выкинул микрофон и чашку во время эфира на радио “Эхо Москвы”, оскорбил ведущую, до этого сравнил слушателя, чей вопрос был озвучен, с “дубиной” и “мякинной головой” (оскорбления в адрес ведущей приводить не будем — там запредельное хамство).

И уже вокруг такого поведения Веллера — дискуссия. Хотя, казалось бы, спорить тут не о чем: так вести себя нельзя, и все — даже если не нравятся реплики ведущей. Как нельзя гадить в подъезде, например, даже если там уже грязно.

24 апреля 2014, 17:57 Глава комиссии ГД: меры, примененные к Жириновскому, беспрецедентныВ среду думская комиссия по этике признала действия лидера ЛДПР, который оскорбил парламентских журналистов, не соответствующими правилам депутатской этики, предложила ему извиниться и распространить информацию об инциденте в СМИ. При этом комиссия не лишила Жириновского слова на месяц.

Как реагировать на публичные оскорбления и клевету — выбирать тому, кого обидели или опорочили. Отшучиваться ли, отвечать подчеркнуто вежливо или игнорировать. Или — подавать в суд.

Понятно одно: обидчик — конечно, если у него нет психических отклонений — прекратит прилюдные оскорбления, когда понесет адекватное наказание, причем тоже публичное (к Владимиру Жириновскому это не относится: эпатажное поведение — это его стиль жизни на публике).

Хейтеры, бойтесь возмездия!

© Fotolia / Adam Gregor

Мы перенесли в интернет часть повседневных хлопот и проблем: покупки, запись на прием к врачам или чиновникам, электронные дневники школьников, банковские расчеты, а еще — выяснение отношений.

Сетевой “профком” может засовестить оступившегося уже не на собрании, как в советские времена, а на страницах в соцсетях.

Причем виновник обсуждений и осуждений может даже не знать, что его критикуют и оскорбляют. Обычно неравнодушные граждане словно соревнуются друг с другом — кто больнее ударит, изощреннее оскорбит обсуждаемого. И не важно, звезда он или ставший вдруг интересным многим персонаж.

7 февраля 2017, 14:07 Таланты и хейтеры: как ненавидят Трампа и Пугачеву и кто за этим стоит

Как жертва кибербуллинга может законным путем найти анонимного пользователя, оставляющего оскорбления или клевету в сети?

“На сегодняшний день, конечно, это сделать непросто, но технически возможно, — рассказывает первый зампред комитета Совфеда по конституционному законодательству Алексей Александров. — Например, через поиск пользователя интернет с использованием IP-адреса устройства, с которого был выход в Сеть, но только при условии, что данный пользователь зарегистрирован в России”.

С анонимными пользователями тягаться, конечно, гораздо труднее — они и прячутся за фейковыми аккаунтами именно из-за того, что боятся нести ответственность за свои слова.

“Искать анонимного сетевого обидчика — дело хлопотное (и, прямо скажем, “мелкобытовое”), правоохранительные органы за это берутся неохотно, — считает председатель одной из столичных коллегий адвокатов Евгений Корчаго. — А вот когда рассматриваются, допустим, дела по киберпреступлениям, экстремизму, то к подозреваемому выдвигаются с обыском, изымают компьютеры. И тогда установить автора комментариев и действий в Сети вполне возможно”.

Юридическая практика наказаний за оскорбления и клевету

© РИА Новости / Владимир Федоренко

За оскорбление физического лица предусмотрена административная ответственность (КоАП РФ, статья 5.61 “Оскорбление”). Наказывается штрафом, размер которого зависит от того, в какой форме было выражено оскорбление (в публичной или непубличной), и вида субъекта правонарушения.

Так, юридическому лицу, которое нанесло оскорбление в публичной форме, может быть назначен штраф в размере до 500 тысяч рублей, а гражданину — до пяти тысяч рублей.

“При этом привлечение к административной ответственности не освобождает виновное лицо от обязанности компенсировать моральный вред в соответствии со статьей 151 ГК РФ, — рассказывает адвокат Евгений Корчаго. — На практике, если речь идет об оскорблении физического лица, стоит обратиться и к администрации ресурса”.

5 апреля 2017, 13:03 Совфед поддержит идею проверки паспортных данных пользователей интернета “Верховный суд указал на то, что при определении порочащего характера информации необходимо определить, относятся ли сведения к реальным фактам, либо носят оценочный характер и выражают личное отношение. Доказать на практике порочащий характер информации непросто, — считает Корчаго. — Однако ответчик должен доказать, что сведения соответствуют действительности”.

По словам адвоката, в его практике был случай, когда бизнесмен подал в суд на местного чиновника (это было в одном из российских регионов) за клевету. Тот рассказывал их общим знакомым и соседям, что предприниматель — вор. В суде были представлены как свидетельские показания, так и аудиозапись клеветнических высказываний (один из знакомых записал их на диктофон). То есть доказать факт оговора, клеветы, оскорблений вполне возможно — было бы желание.

Адекватное возмездие: шаг за шагом

© Fotolia / davidolkarny

Мало кто захочет тратить время и деньги на выяснение отношений в суде с сетевыми троллями и хейтерами. Но если публичные оскорбления — уже за гранью терпения пострадавшего, то вот что, по мнению адвоката Евгения Корчаго, нужно предпринять, чтобы дело об оскорблении оказалось в суде.

Первое. Найдите свидетелей публичного оскорбления и желательно запись (аудио- или видео-) порочащих высказываний.

Второе. Сделайте скриншот (если оскорбление было в сети) соответствующей страницы в интернете. И — внимание! — этот скриншот лучше послать или показать нотариусу, который откроет страницу, сделает скрин и заверит его печатью. В этом случае у вас есть “железобетонные” доказательства для прокуратуры или суда.

Третье. Должно быть понятно, что оскорбление адресовано конкретному лицу. Необходимо установить личность виновного и обратиться в прокуратуру.

Четвертое. Если это дело об оскорблении, то надо обратиться в прокуратуру с просьбой о привлечении нарушителя к административной ответственности. Потом — идти в районный суд и требовать компенсации морального вреда и защиты чести и достоинства.

Наконец, пятое. По делу о клевете — идти в мировой суд для заявления в порядке частного обвинения. Суд возбуждает уголовное дело по факту клеветы и решает вопрос о виновности гражданина. На уголовном процессе можно заявить и гражданский иск о компенсации.

Дополнительных нюансов много: например, можно не обращаться в суд по клевете, а требовать, чтобы озвученная информация была признана не соответствующей действительности. В этом случае можно рассчитывать на компенсацию морального вреда.

Есть нюансы и с тем, какие эксперты будут определять факт оскорблений или клеветы (при проведении лингвистической, например, экспертизы). В каждом конкретном случае лучше использовать все возможные способы доказательств.

Потерянное поколение хамов

© РИА Новости / Наталья Селиверстова Перейти в фотобанк 12 апреля 2017, 09:00 “Верни Иуде кривой нос”: как не стать жертвой травли в Сети Пока этот явный правовой перекос в сторону безнаказанности хамов и клеветников существует из-за того, что мало у кого доходят руки до адекватной защиты. В полиции, прокуратуре, судах хватает гораздо более важных, по мнению правоохранителей, дел.

Однако уже сейчас к многочисленным “кастрюльным” делам (так на профессиональном сленге называют семейно-бытовые ссоры и драки) прибавились и сетевые или медийные (на радио и ТВ) разборки. Это тоже часть нашей жизни.

“В интернете сплошь и рядом встречаются клевета и анонимные оскорбления, однако сейчас этот вопрос никак не урегулирован”, — считает сенатор Алексей Александров.

5 января 2017, 17:14 В СФ продолжат работу над программами против интернет-угроз для детей По мнению Александрова, принятие законопроекта о проверке паспортных данных пользователей интернета повысило бы персональную ответственность каждого.

Как отметил сенатор, обязательная проверка паспортных данных не нарушит конституционные права граждан, однако поможет навести порядок в “столь специфической форме общения”, как интернет.

Предполагается, что при регистрации нового либо перерегистрации уже существующего пользователя в Сети потребуется ввод паспортных данных.

© РИА Новости / Наталья Селиверстова Перейти в фотобанк

“Технически это возможно осуществить путем привлечения к этой процедуре операторов сотовой связи, у которых имеются ваши персональные данные, полученные при регистрации сим-карт, — рассказал в интервью РИА Новости Алексей Александров, первый зампред комитета Совфеда по конституционному законодательству. — Это, конечно, усложняет процесс регистрации пользователя, но делается для безопасности, а также защиты прав человека в сети интернет”.

На самом деле это лишь одна из мер для защиты от оскорблений и клеветы (в данном случае в Сети). Пока у нас рьяно начали защищать только чувства верующих — впрочем, это уже совсем другая история.

Если относиться к другим типам оскорблений и клеветы легко (например, вовсе игнорировать публичных хамов, клеветников и сетевых хейтеров как класс), то вырастет поколение наших же с вами детей, для которых подобный стиль общения будет нормой. А дальше — больше, ведь безнаказанность расширяет рамки дозволенного.

Кодекс об административных правонарушениях, N 195-ФЗ | ст. 5.61 КоАП РФ

Кодекс РФ об административных правонарушениях Глава 5 Статья 5.61

1. Оскорбление, то есть унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной или иной противоречащей общепринятым нормам морали и нравственности форме, –

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей; на должностных лиц – от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц – от ста тысяч до двухсот тысяч рублей.

2. Оскорбление, содержащееся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации либо совершенное публично с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, включая сеть “Интернет”, или в отношении нескольких лиц, в том числе индивидуально не определенных, –

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от пяти тысяч до десяти тысяч рублей; на должностных лиц – от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей; на юридических лиц – от двухсот тысяч до семисот тысяч рублей.

3. Непринятие мер к недопущению оскорбления в публично демонстрирующемся произведении, средствах массовой информации или информационно-телекоммуникационных сетях, включая сеть “Интернет”, –

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц – от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей.

4. Оскорбление, совершенное лицом, замещающим государственную или муниципальную должность либо должность государственной гражданской или муниципальной службы, в связи с осуществлением своих полномочий (должностных обязанностей), –

влечет наложение административного штрафа в размере от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей либо дисквалификацию на срок до одного года.

5. Повторное совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 4 настоящей статьи, –

влечет наложение административного штрафа в размере от ста тысяч до ста пятидесяти тысяч рублей либо дисквалификацию на срок до двух лет.

Постоянная ссылка на документ URL документа [скопировать] HTML-код ссылки для вставки на страницу сайта [скопировать] [url=][/url] BB-код ссылки для форумов и блогов [скопировать] — в виде обычного текста для соцсетей и пр. [скопировать] Скачать документ в формате PDF A4PDF A5PDF A6

Судебная практика по статье 5.61 КоАП РФ:

  • Решение Верховного суда: Постановление N 47-АД16-3, Судебная коллегия по административным делам, надзор Административное наказание назначено Долженкову В.П. в пределах санкции части 1 статьи 5.61 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях…
  • Решение Верховного суда: Постановление N 18-АД15-21, Судебная коллегия по административным делам, надзор Шевченко, 20, Данилова Е.П. оскорбила несовершеннолетнего Л выразившись в его адрес в неприличной форме, чем унизила его честь и достоинство, тем самым совершила правонарушение, ответственность за которое предусмотрена частью 1 статьи 5.61 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях…
  • Решение Верховного суда: Постановление N 13-АД13-6, Судебная коллегия по административным делам, надзор Тамбова от 19 ноября 2012 г. и постановлением заместителя председателя Тамбовского областного суда от 23 января 2013 г., Шпынев В.В. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 5.61 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и подвергнут административному наказанию в виде административного штрафа в размере 1000 рублей…

Расовая принадлежность зачастую становится предметом нелицеприятных высказываний и даже основанием для вражды, поэтому оскорбление по национальному признаку четко контролируется законом РФ. Любой гражданин может обратиться с заявлением на обидчика и призвать его к ответственности. Каким будет наказание, зависит от ряда условий, при которых было нанесено оскорбление, а также от умысла оппонента.

image

Скачать образец заявления в прокуратуру об оскорблении личности

Что можно классифицировать под оскорбление

Деяния, затронувшие честь и достоинство гражданина, относительно его национальной принадлежности, можно рассматривать, как оскорбление. Интерпретироваться оно может по-разному, но в основном принято выделять следующие виды деяний:

  • Высказывания, направленные на унижение чести и достоинства человека, клевета, угрозы и во всех этих действиях акцентируется внимание на расовую принадлежность, классовые отличия.
  • Распространение определенной позиции, мнения или информации относительно отдельной национальной группы. В крупных масштабах это классифицируется как пропагандистская деятельность, нацизм.
  • Активная пропаганда, распространение оскорблений в массовых масштабах. Использование средств массовой информации, интернета, телефонии, например, рассылка в смс, а также с применением других источников для привлечения как можно большого количества людей. Такие действия могут трактоваться, как возбуждение ненависти по национальному признаку, ведущее к серьезным конфликтным ситуациям, включая военные действия.

Если нанесен моральный ущерб человеку или группе лиц относительно его принадлежности к определенной национальности, то ситуация может быть рассмотрена в рамках закона. Каждый случай изучается в индивидуальном порядке и на основании предъявленных доказательств инкриминируется определенное обвинение.

Какая ответственность предполагается

Наказание обидчика будет зависеть, от того, каким образом для себя гражданин оценил высказывание.

Если он воспринял содеянное, как оскорбление чести и достоинства, но не касаемо его национальной принадлежности, то дело может быть рассмотрено по статье 5.61. КоАП, как оскорбление личности. Согласно регламенту этой статьи, предполагается только административная ответственность и штраф. Его размер варьируется от публичности высказываний и типа лица. Минимальные штрафы для физических лиц (от 1 до 5 тыс. р), максимальные для юридических (от 30 до 500 тыс. р).

Если при оскорблении были затронуты национальные интересы, наблюдалась расовая враждебность, то предусматривается уголовная ответственность.

Статья 282.УК РФ является законодательным документом, относительно которого к ответчику могут применяться следующие меры:

  • Если оскорбления направлены на унижение личности, возбуждение враждебности именно по национальному признаку, сделано это любыми публичными способами, то предусматривается ряд наказаний. Это могут быть штрафы от 300 до 500 тыс. р, принудительные работы в течение нескольких лет, запрет на занимание определенных должностей. В ряде случаев ответчик лишается свободы на срок от 2 до 5 лет.
  • При аналогичных действиях, но с применением угроз для жизни, насильственных манипуляций, а также при участии должностных лиц или группы, предусматривается более строгое наказание. Виновные могут быть оштрафованы на суммы от 300 до 600 тыс. р, отстранены от занимаемых должностей или занятий определенных деятельностей. Предусматриваются принудительные работы от 2 до 5 лет, лишение свободы от 3 до 6 лет.

Несмотря на прописанные пункты в статье 282.УК РФ, оскорбление по национальному признаку может трактоваться по-разному. Действия могут быть переквалифицированы в простое оскорбление и тогда предусматривается только административная ответственность согласно 5.61. КоАП. Для вынесения более серьезных приговоров у заявителя должна быть доказательная база, на основании которой будет выявляться умысел.

Куда обратиться при оскорблении

Если произошла ситуация, когда было нанесено оскорбление по национальному признаку, то отбросив эмоции нужно определить нанесенный ущерб. Если эта бытовая сора, незначительный конфликт, то можно призвать ответчика к административной ответственности, включая оплату штрафа.

При более серьезных ситуациях, когда назревает национальная вражда, происходят личностные унижения, угрозы, то необходимо обращаться в правоохранительные органы или сразу в прокуратуру.

Предварительно нужно грамотно сформулировать заявление, где подробно описать ситуацию произошедшего, указать данные, где можно проверить информацию или найти ее подтверждение. Прикладываются скриншоты, видео, записи разговоров, все, что будет подтверждать преступные действия ответчика. В ряде случаев целесообразно сразу привлечь профессионального юриста для помощи в сборе документации составлении заявления и дальнейшей работы с полицией и судами.

Скачать образец искового заявления об оскорблении личности

Поделиться ссылкой:

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий